Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

gloves

Туманное утро в Санта-Круз

morn-0

В Санта Круз туманное и сырое утро.
Летом здесь всегда так - с вечера город наполняется ледяным туманом с океана, похожим на вату. Я сижу в кафе, где высокие потолки, собранные из старых досок. Вышло очень красиво: кто-то разобрал списанный в утиль железнодорожный вагон и использовал дерево для отделки. Доски потемнели и покрыты отверстиями от гвоздей, светлыми полосами старой краски, креозотовыми пятнами. Когда я смотрю на это дерево, я представляю себе, как вагон, из которого они были сделаны, годами путешествовал по Америке. Его жгло солнцем на полях Оклахомы, морской ветер на побережье Флориды оставил на его боках следы соли, ночные дожди в Орегоне барабанили по его крыше и бокам.

Collapse )
pelican

Каякинг в заливе Томалес

«Каякинг в заливе Томалес! В эту субботу!» - писал Морган и я обрадовался, прочтя. Я видел эти каяки повсюду, особенно вокруг залива Санта Круз, где стояли яхты и лодки, в этих цветных пластиковых лодках обычно сидели женщины и мужчины средних лет в очках от солнца и шляпах с широкими полями. Некоторые везли на коленях испуганных декоративных собак, похожих на плюшевых. Они направлялись к выходу из бухты, медленно продвигаясь между яхт по тихой воде, осторожно пошевеливая веслами, негромко переговариваясь. Эти люди в лодках никогда не вызывали у меня никаких эмоций. Скорее, я обрадовался возможности провести время в компании друзей, чем мысли о лодке из пластмассы, в которой надо еще и грести.
Collapse )
  • Current Music
    Dave Bruneck 'Maria'
gloves

умер Володя Таблер

По какому-то дикому недоразумению только сегодня узнал, что три недели назад, 22 мая, умер поэт Володя Таблер. Ему было всего 53 года.
Мне довелось познакомиться с Володей и его женой Зоей в августе 2006 года, мы даже гостили на его замечательной "даче с торшером" под Каунасом.
Ели яблоки, пили, разумеется. Болтали по скайпу с общими знакомыми.
Крохотный двухэтажный дачный домик с беспорядком, который бывает только у самых добросердечных людей. Тех, которые, всю жизнь кому-то что-то отдают и ничего не требуют. Даже порядка от вещей.
Вокруг маленького дачного участка не было даже намека на забор.
Володя Таблер прекрасно владел искусством молчать. Лишние слова и эмоции он прятал в свои знаменитые усы. Стихи были для него громоотводом, личной радиостанцией, чем хотите. Видимо, какой-то неведомый внутренний кодекс поведения не оставлял ему других возможностей эмоциональной коммуникации с миром. Это очень тяжело, невыносимо, но, похоже, это был его единственный шанс. Что ж, пусть кто-нибудь скажет, что он им не воспользовался.
Поразило меня другое. Напоследок Володя с Зоей показали нам фотографию всей семьи Таблеров - себя самих, троих их сыновей с женами, внуками и племянниками. Знаете что ? Я никогда в жизни не видел на фото людей с такими прекрасными лицами. Вы знаете подобные фото, на них нет-нет да попадется человек с лицом, как траченное молью пальто. Но только не в этом случае. Провалиться мне на этом месте, если я соврал хоть полслова сейчас. Полтора десятка людей со светлыми глазами и чистыми лицами.
Ты молодец, Володя. Наверное, ты сделал все, что собирался.

Друзья Володи начали сбор средств на издание книги его стихов и открыли мемориальную страницу его памяти на Стихах.ру.

Если вы хотите узнать, куда перечислить средства на издание книги Володиных стихов, свяжитесь с

Евгением Орловым по адресу verse@inbox.ru
Зоей Таблер по адресу zoyata@mail.ru
или Александром Павловым по адресу pavlovsdog@mail.ru

Книга стихов Володи Таблера «Когда оглянешься...».


страница Памяти Владимира на сайте Стихи.ру
gloves

встретишь джавдета, не убивай, он мой

Украли велосипед. Оставил на день около дома из-за дождя, перекусили чем-то трос с замком и украли.
Второй уже за год, первый был Олин, старый копеечный, его не особенно было и жалко, а теперь вот мой ушел какому-то нарику на поправку здоровья.
Блядский Санта Круз.
  • Current Music
    portugal the man ''lovers in love'
gloves

Coachella music festival. Сыр и колбаса в Лос-Анжелесе.

Есть несколько вещей, которые не нравятся мне в американских крупных городах. Во-первых, странное деление этих городов на под-города. Никакой логики я в этом делении не усматриваю: едешь ты едешь по Лос-Анджелесу, потом останавливаешься и узнаешь, что приехал в Санта-Монику. Ехал в Петербург, а приехал в Ленинград, и чувствуешь себя как Борис Моисеев после случки. Так, например, ощущал себя и я, когда забив в навигатор Третью улицу строителей в ЛА, где мне сказали есть пляж, пирс и Старый Лос-Анджелесский Арбат, я в итоге оказался в самом центре ЛА, окруженный каменными джунглями. А пирс-то был в Санта-Монике ! Обманули дурака. Тут настает черед второй неприятной вещи о мегаполисах: куда ты едешь и в каком направлении, визуально определить нельзя. То есть, сперва-то тебе кажется, что ты понимаешь в какую сторону тебя везет. Но потом ты съезжаешь с развязочки, ныряешь под четыре мостика, взбираешься на рампу, проходишь туннельчик, поворачиваешь тринадцать раз и становишься в пробочку. После чего, если до этого ты и так не отрывался от экрана навигатора, то теперь начинаешь с ним говорить, как с живым существом: родненький, где я ? я попаду потом куда мне надо ? и если эта улица перекрыта, зачем ты меня, скотина, возишь вокруг квартала, как чучело масленицы ?
В ЛА я попал проездом. Я ехал, вообще-то на фестиваль "Коачелла", смотреть The Cure и My Bloody Valentine. Но недорогие билеты были только на субботу, а концерт в воскресенье, потому я решил, что надо посмотреть Лос-Анджелес, а потом Роберта Смита. Сказано-сделано. Билеты взяты, прокат авто забронирован, куплены шорты.

162.07 КБ

Collapse )
gloves

Сочинение на тему «Как я провел лето у бабушки в Сан Франциско»

Знаете, бывают такие дни, которые хочется взять в рамочку, поставить на полку, обставить гербарием и гипсовыми слониками. А рамочка чтобы была оклеена рапаном и несла на себе девиз: «Пицунда-1984».


112,21 КБ

Collapse )
  • Current Music
    prefab sprout "king of rock'n'roll"
gloves

Белорусские отели - Жизнь на других планетах. ч. 3

Детдомовская кровать. Ночью ты слышишь все кровати над и под собой, особенно те, что ритмично скрипят, поэтому постарайся заснуть раньше начала этих скрипов, иначе придется оглушить себя алкоголем. Знаменитое одеяло, выношенное до толщины картона, засунуто в желтоватый пододеяльник, сверху положена диетическая подушка, на ней вафельное полотенце для рук и так называемое банное полотенце для тела, по площади равное двум ручным. Вытереть этим полотенцем можно только новорожденного ребенка, зато оно прекрасно впитывает влагу и не пачкается, потому что и так чистотой не блещет. Суши полотенца в номере, в ванной обычно холодно даже летом. Просто лето такое в Беларуси, тут ничего не поделаешь.
Модель телевизора зависит от размера города, в котором находится гостиница. Логика тут тебе понятна, читатель и без меня. Скажем, что ряд этот начинается с черно-белого «Рекорда» где-то в Речице и до «Дэу» в Бресте. Гордый сын Кореи даже обладает пультом ДУ, однако знай, что выдадут тебе пульт лишь после внесения за него денежного залога. Тут я не стану капать на родную Беларусь, поскольку вносил аналогичный залог и в гостинице «Нижегородская», которая порадовала сходством с лучшими образцами белорусского гостиничного бизнеса.
Так вот, количество телевизионных каналов бывает от двух до пяти, как правило. При этом один из каналов – местный, по нему круглые сутки вы сможете наслаждаться политическим анализом от центрального белорусского ТВ (анализ этот пишут, озвучивают и снимают специально обученные минские психи), а в промежутках – рифмованными поздравлениями, которые бегущей строкой идут под аккомпанемент музыки. Может быть, читатель надеялся, что в жизни больше не услышит Вадима Козаченко ? Жаль тебя разочаровать, но будут еще Миша Шуфутинский и другие запыленные уродцы.
Водоснабжение в этих гостиницах зависит от типа и возраста коммуникаций – время не щадит ничего. Так что в могилевской гостинице «Двина», не дай Бог тебе жить на девятом этаже – горячей воды будешь ждать от часа до трех, стравливая холодную.
Отопление зимой само собой, отвратительно и имеет целью то ли закалить постояльца, то ли уморить его. Кстати, более старые и более маленькие гостиницы в этом вопросе имеют преимущества – их, видимо, строили как-то иначе. По крайней мере, после недели, проведенной в бобруйской гостинице «Октябрьская» я сбежал в менее комфортабельную гостиницу «Бобруйск», которая была хоть и старше, но не в пример теплее и уютнее. «Октябрьская» же запомнилась тем, что в стакане воды, стоявшем на окне, к утру образовывался тоненький ледок, портьеры зловеще отклонялись от окна при порывах ветра, а после работы я мог жить только в ванной комнате, открыв во всю мочь горячую воду и сидя в клубах пара на табуретке с газеткой. Гостиница же «Бобруйск» попросту оказалась спасением, пусть там все лестницы были по краям окрашены в красный цвет, как в школе, и до номера приходилось тянуться через какие-то бесконечные коридоры и переходы, похожие на катакомбы.
Каждая гостиница имеет свой неповторимый аромат, букет, как вино. Витебская гостиница «Двина» пахнет потопом, как будто здешний паркет был залит от первого этажа до крыши, а потом все здание вывернули и просушили, а запах остался. Гостиница «Бобруйск» пахнет школьной столовкой – щами и какой-то капустой, запахи теплые и ходят по коридорам, как босяки, лезут под двери. Запахи общепита вообще свойственны белорусским гостиницам – это самые пронырливые запахи в мире. Не могу сказать, что пахнет сильнее всего в наших столовых, но аромат это не спутаешь ни с каким другим в мире. Гостиница «Центральная» в Барановичах пахла пылью – может, дело было в том, что я жил там в разгар лета ? Барановичи почему-то запомнились – по центральной улице бес конца ходили туда-сюда группы не занятых мужчин какого-то удивительно криминального вида. И не то, чтобы у них пистолеты рисовались в штанах. Но какая-то повадка, посадка головы, выражение лиц, все было угрожающим. На первом этаже той гостиницы, в отдельном крыле работало казино, что на тот момент было достаточно редким явлением в гостиничном сервисе Беларуси. Может быть, эти люди летели, так сказать, на трепетный огонек сомнительных денег ? Кто его знает.
Под конец - некоторые факты, относимые мной просто-таки к категории гримас белорусских гостиниц (хотя казалось бы, куда еще более гримасничать, а читатель ?) Тем не менее:
В барановичской гостинице «Центральная» на столе в номере стояли графин, две рюмки и почему-то один алюминиевый столовый нож. Выпить и искалечить собутыльника.
В гостинице «Орша» одноименного города, чтобы открыть окно, нужно получить ручку у коридорного. Почему ?
В гостинице «Беларусь» города Молодечно пепельницы в виде алюминиевых тарелок прикручены к подоконникам. Неужели их кто-то крадет ?

Почти три года жизни были пожертвованы мной на разъезды по удивительным местам так называемой синеокой Беларуси. Я ездил на автомобилях, поездах, автобусах и электричках. Замачивал и стирал свои сорочки в ванных и раковинах, затыкая слив тряпкой, так как пробки для слива – странная прихоть приезжих людей. Я кипятил воду в стаканах, заваривал кубики бульона и чай с палками. Я ел вареную колбасу, черный хлеб, ошпаренные сосиски, горчицу и майонез, набирал и сбрасывал вес. Я научился гладить брюки и рубашки на любых горизонтальных поверхностях, включая подоконники. Научился разбрызгивать воду изо рта, не обливаясь сам. Я чистил зубы водой из сливного бачка, брился ледяной водой, когда даже пена для бритья не хочет мылиться. Пил водку, пиво, коньяк, самогон и джин «Ведрыч» минского завода «Кристалл» (куда подевался этот нектар ?) Работал с дикого похмелья. Я замерзал зимой, парился летом, и часами убивал комаров по ночам.
Тут, по всем правилам, должно быть выражение «…и был счастлив». Нет, не был я счастлив. Но, как это всегда происходит, все негативные и утомительные части той жизни теперь выветрились, как спирт, оставив странный флер, набор ощущений, как будто жил на другой планете.
Это было со мной ?
gloves

Белорусские отели - Жизнь на других планетах. ч.2

Познакомься с коридорной. Для начала ее нужно найти, потому что она редко бывает на месте, и всегда находится на другом этаже. Да, кстати, мужчин на эту работу не берут, видимо, не справляются - пить, что ли, начинают ? По крайней мере, я ни разу не встречал.
Так вот. Хорошо, если на двери служебной комнаты начертано: «Коридорная в комнате 306», иначе ты будешь гадать о ее положении долго, или бегать со своим чемоданом по этажам, обливаясь потом. Коридорная – это утомленная тетя средних лет, никак не моложе сорока, в халате и тапочках и без бэджа, который бы ее несомненно, выдал, а она этого не хочет. Обычно их предают собственные коллеги, или тебе повезет и ты разбудишь ее в своем логове. Или застанешь с утюгом, «в позе, не дающей сомнения о ее намерениях» (Дюма, «Три мушкетера»). Попадаются, впрочем, вполне добродушные экземпляры, не растратившие материнских чувств к людям, эти никогда не скандалят, регулярно меняют тебе белье и полотенца и скажут напоследок что-нибудь ободряющее.
Номер. Дверные замки страдают ревматизмом, суставы их скрипят, изношенное сердце замка бултыхается в ячейке, как фундучное ядро в скорлупе и норовит застрять на этапе открывания. За таким замком нельзя скрыть ничего, кажется, он откроется при помощи пилки для ногтей. Я не проверял - для собственного же спокойствия, и никому не советую.
Странное дело – всех коридорных ужасно удивляет тот факт, что ты заперся в номере на ключ. Это как-то конфликтует с их взглядом на мир и я постоянно слышал в свой адрес: «А что это вы запираетесь?» Видимо, гостиничные служащие воспринимают это как признак того, что я занимаюсь в своем номере подрывной деятельностью, принимаю наркотики или еще чего похуже - кипячу воду в стакане. В то время, как им хочется по-свойски зайти ко мне - рассказать анекдот или дружески посмотреть, как я моюсь в душе.
Сам номер – это маленький тамбур, направо дверь ванной/туалета, в прихожей еще обычно устанавливается платяной шкаф со скрипучими дверцами, которые никогда не закрываются плотно. Впрочем, к этому стоит давно привыкнуть. В шкафу – три полки и отделение для верхней одежды, где висят две разномастные вешалки, одна пластмассовая, одна деревянная. Вешалок никогда не бывает больше двух, поверьте, иначе это не белорусская гостиница, а «Отель Калифорния», западня, выхода из нее нет, берегись ! Так что на одни плечики ты повесишь двое брюк, три сорочки и пиджак, на другие – пальто или плащ. Внутренность шкафа сияет обивкой из ценных пород фанеры, снаружи все они одинаковы, как братья – коричневые, лакированные, со следами ссадин. На полочки помещаются трусы, носки и майки. Выглядит все это ужасно сиротски, но ничего не попишешь…
Заходи в санузел. Это место другого названия не заслуживает – под ногами мелкая керамическая плитка, знакомая любому командированному. Кажется, ничего другого на пол в этих санузлах не стелили никогда. Ты видишь унитаз, бачок ровно такого объема, чтобы тебе пришлось смывать каждый раз как минимум дважды и пластмассовый стульчак. Садись на него осторожно – он наверняка треснул под кем-то из твоих тучных предшественников и больно ущипнет тебя за задницу. На стене прикручен пластиковый держатель для туалетной бумаги, только бумаги в нем нет - в лучшем случае это три бордовые салфетки, нарезанные на четвертушки. На сливном бачке красуется полоска бумаги с гордой надписью: «Продизинфицировано __.___.199_ г.» и стоит чья-то неразборчивая подпись. Бывает, эту дивную бумажку бросают прямо на дно ванной.
Ванная – приспособление для мытья людей по частям, она обычно имеет ступенчатую форму – ты садишься на ступеньку, встречаясь при этом лбом с коленками и поливаешь себя из чахлого душа, который когда-то, видимо, крепился на стену, там остались дырки от двух шурупов, но это было очень-очень давно. Пожалуй, ты тогда еще в детсад ходил. Дно украшено ржавым потеком. Бывает, что небольшой объем ванной искусственно ограничивают путем навешивания над ней раковины для умывания. Встретить бы людей, которые планируют эти санузлы и сказать им все, что накопилось у тебя на душе ! Но нет, они, наверное, давно сбежали от возмездия в Гватемалу и живут по соседству с Элвисом и Герингом. Знай, если когда-то окажешься в гостинице «Белорусская» города Молодечно – этот аттракцион организован там.
Еще, пока ты моешься, вода имеет нехорошее свойство затекать за ванную или по ее бортику на пол. Расслабился – получай. Твои тапочки плавают, нищий ковер в прихожей намок, а в дверь стучит разъяренная коридорная и орет, что «вы топите номер этажом ниже !» Попробуй ей не открыть и она вернется с милицией.
Забудь про занавеску в ванной комнате – это изобретение буржуев. Хотя нет правил без исключения – в барановичской гостинице «Центральная» вместо ванных установлены душевые кабинки с гулким эмалированным корытцем, а на полу организован сток для воды. Так вот, душ там обнесен стальной трубкой у потолка, а на нее повешен кусок полиэтилена на крокодильчиках. Но не расслабляйся - кусок недостаточно длинный, чтобы закрыть весь периметр душа и помывшись, ты поймешь, что залил брызгами всю одежду, повешенную на дверной гвоздик. Суши как хочешь, змеевик батареи здесь годится лишь для охлаждения спиртного. В пластмассовую бадейку положен крохотный кусочек мыла, выше на стене прикручено зеркало, под ним стеклянная полочка, обнесенная металлическим перильцем. В зеркале видны только твои глаза, бриться придется по частям.
Концлагерь, не иначе.
Паркетный пол в номерах встречался мной только в некоторых гостиницах родной страны. Так, по большей части это классический линолеум, с натоптанными муравьиными тропами от двери до кровати, от кровати до телевизора и в санузел. Паркет если и есть, то само собой скрипучий, выглядит, как будто его обработали ломом и весь в пятнах от каких-то химикалиев. Хотя что тут обрабатывать химией ? Неужели кровь ? Может, все-таки портвейн ?
Почему-то я всегда жил в номерах с видом на стройку, пустырь или какую-нибудь грязную речушку. Не знаю, чем это и объяснить.
gloves

Белорусские отели. Жизнь на других планетах, ч.1

Зачем же отели ? Это не отели, это гостиницы, скажет читатель. Это правда, не отели. Это особый мир, капсула, устрица. Здесь все осталось так, как в момент открытия, много лет назад и атмосфера советского быта висит в здешнем воздухе, как запах дыма осенью.
Названия белорусских гостиниц ничем не обрадуют. Это все те же вечные – могилевская «Двина», бобруйская «Октябрьская», гомельский «Сож», молодечненская «Беларусь».
Витебский «Витебск», бобруйский «Бобруйск»…
Бывают и исключения – например, удивительно буржуазная гостиница «Веста» в Бресте. Вообразите, в холле там установлена машина для чистки обуви, которой все боятся пользоваться, настолько она здесь неуместна. Люди ищут щелочку для просовывания жетона, не находят и идут прочь, никто не остановит их и не скажет, что это бесплатно.
Не буду брать в расчет отель «Нафтан» в Новополоцке, столице белорусской нефтепереработки – этот оазис капитализма на территории РБ не относится к данному эссе, поскольку имеет статус *** даже по международным нормам, а я рассматриваю совсем иные явления, шкала оценки которых лежит, скорее, в отрицательном числовом ряду. Ну, математики, чуть что, меня поправят.
Главные двери частенько из алюминия и под воздействием притяжения земли, что ли, но всегда покороблены и не прилегают к косяку. Двери невозможно закрыть плотно, они грохочут, как гусеницы танка, но швейцары тут или глухи, или их нет вообще, так что это никого не раздражает.
В какое время не вселяйся в эти гостиницы, все тоска. Днем или утром там холодно и пусто, вечером там уже немного надышали, но горят сороковаттные лампочки, в глаза тебе лезут какие-то решетки, в холле полно дальнобойщиков. Шоферы – далеко не персонажи американского кино, они не носят стетсонов и не курят в помещении. Зато у них чумазые ботинки, спортивные штаны с полосками и засаленные дубленки. В руках они держат мятые документы, ключи, квитанции об уплате экологических сборов, корнет-тиры и прочую дребедень. Не улыбаются, не смеются и никогда не разговаривают громко. Двигаются к регистрационному окошку, толкая ногой сумку, оплачивают стоянку на ночь, и уходят группками.
Попадаются еще командированные, типа меня. Никаких туристов – не бывает туристов в Беларуси, нет здесь такого бизнеса. Командированные не громче шоферов. Так что тишина вечерами стоит практически полная, только кассовый аппарат застрекочет, да паспорт кто уронит на пол.
В холлах, бывает, устроены ларьки. Аптека, аптека, продукты… То ларек, то решетчатый загончик, в нем медитирующая тетя, окруженная прилавками а-ля «Детский мир». Под стеклом – шоколадные батончики, презервативы и жевательная резинка. На полках – водка, коньяк и какие-то подозрительные вина, родственники плодовых. Каждый покупатель здесь – объект пристального внимания, однако бежать обслуживать тебя дзен-продавщицы не спешат. Им для этого необходимо достичь внутренней гармонии, а это дело непростое. Забавно, что в пик продаж, а это после семи вечера, когда командированные с работы, а шоферы на постой, ларьки закрываются.
Повеселее случается утром, до полудня. Наблюдается хоть какое-то движение, да и дневной свет все-таки, как ни крути, а повышает настроение. Присутствует иллюзия деятельности, какие-то люди, праздные милиционеры, баулы…
Центр мироздания – стойка регистрации. Это не пошлый «ресепшн», это скорее сберкасса, здесь у тебя отнимут паспорт и деньги, а взамен дадут клочок картона с надписью: «Гостиница «Сож», город Гомель», и алюминиевую болванку размером с детскую голову, к которой прикреплен латунный ключ. Если гостиница попроще, то получай неровный кусок паркетины, на ней выжигателем какой-то кулибин накорябал номер комнаты. Поднимись на указанный этаж – если гостиница большая, то лифтов два, один останавливается по четным этажам, другой по нечетным. Нужный тебе всегда занят, в нем едут бухие люди в тапочках и несвежих майках. Попав на нужный этаж ты увидишь холл, в нем стоит престарелый стол, продавленное кресло и пальма в кадке. Цветы в горшках. Сами горшки установлены в металлическую конструкцию – кольца на ножках из арматуры, покрашенные масляной краской в тот неуловимо голубоватый цвет, какого никогда не найдешь в магазине. Вероятно, двадцать лет назад это был и правда голубой; однако время вымыло цвет, оставив некий кальсонный оттенок. Но времени не победить эту краску - нет ни царапинки, ни скола.