Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

gloves

Восемь вечера на Пасифик авеню

Восемь вечера, я выхожу из магазина на Пасифик, в руке у меня баночка вишневого йогурта, в другой – одноразовая неудобная ложка. Сверху йогурт густой и пресный, а вся вишневая радость лежит слоем на дне, до нее надо добраться, пробив ложкой йогуртовый снег, но я так никогда не делаю. Сперва я стоически ем половину творога сверху, а потом уже вишневый джем на дне с оставшимся йогуртом, так получается много вкуснее.
На Пасифик вечером пятницы всегда курсируют толпы народу и стоит беспрестанный гомон. Напротив входа в магазин играет джаз-трио: контрабас, саксофон и барабан. Они играют превосходно, по этому случаю собралась небольшая кучка зрителей, человек десять. Молодой человек лет двадцати пяти раскуривается прямо тут, и первый клуб дыма по-хозяйски проходит через все носы. В Санта Круз никто не обращает внимания на запах шмали, это табака здесь еще поди отыщи. А шмаль везде. Идешь, бывало, по улице, а из дома выходит человечище, достает из кармана здоровенный косячище и закуривает. И идет себе, довольный. А ты за ним, вдыхаешь. Если так минут пять идти, то можно накуриться даром. Так вот, джаз играет, человек накуривается, барабанщик дает соло на три минуты с таким огоньком, что подходят послушать двое полицейских.
Из-за моей спины выходит Соломон Кирунги, в дредах и красном свитере, у него перерыв пятнадцать минут. Соломон из Уганды, но болеет за «Ливерпуль» и по этому случаю часто появляется за кассой в свитере любимого футбольного клуба. Я как-то научил Соломона кричалке. Надо кричать по одной букве: Эл Ай Ви ! И Ар Пи ! Дабл Оу Эл – Ливерпул Эф Си! Хотя сам я болею за Манчестер Юнайтед, человеческие отношения важнее. Я доскребываю последние хвосты йогурта, а Соломон рассказывает, что через две недели увольняется и переезжает жить в Маунт Шаста, где будет работать с женой в агентстве недвижимости. Там очень дешевое жилье, хоть это и Калифорния, говорит Соломон, при этом не упоминая, что Маунт Шаста – вообще-то порядочная дыра. Соломон женат на белой женщине старше него лет на десять, но он очень горд. Быть женатым на богине – большая честь. Я беру у него телефонный номер. Поеду зимой в Маунт Шаста, буду с Соломоном кататься на лыжах. Он, хотя и угандиец, но увлекается сноубордом и устойчив к низким температурам.
Через дорогу от нас останавливается микроавтобус, к нему прицеплен здоровенный трейлер, все вместе они занимают два парковочных места. Трейлер расписан вручную, на нем красуется: «Когда Господь дает мне указания, я просто им следую. Мать Тереза». На крышу трейлера по лесенке поднимается коренастый черный и начинает танцевать, видимо, от избытка эмоций, из проезжающих внизу машин кто-то нетрезвый орет ему ободряюще. Вместе они привлекают внимание полицейской машины, которая включает прожектор, минуты три там пристально рассматривают черного на крыше. Тот упоенно танцует в луче прожектора. Думаю, в это момент он чувствует себя реинкарнацией Майкла Джексона, но только пока полицейские в громкоговоритель не приказывают ему спуститься. Через дорогу на нашу сторону перебирается огромный мужчина на костылях. Веса в нем килограмм сто пятьдесят, к одному из костылей зеленым карабином пристегнута собака на брезентовом поводке. У собаки умная физиономия, хвост бубликом и густая шерсть; кто-то из ее родителей согрешил с маламутом. Собаку чрезвычайно интересует саксофон. Она подходит вплотную и слушает только его, саксофонист подыгрывает ей прямо в нос, собака вращает ушами, как локаторами, а потом в изумлении оглядывается на зрителей, как будто хочет спросить: «Не, видали? Как он это делает?» Соломон встает с огромной цветочной кадки, на которой сидел, и прощается, его перерыв окончен, мой йогурт тоже. Когда я заворачиваю за угол, звучит соло на контрабасе.
  • Current Music
    Robin Guthrie 'a silhouette approaches'